корпоративные мероприятия
деловые мероприятия
спортивные праздники
презентации, открытия
государственные праздники
частные торжества
праздник-в-офис
 
Ответы на вопросыНовостиГалерея праздниковПроекты техотделаНаши мастераКлиентыПартнерыСтатьиКонтакты

Техника эмоций. Интервью Ивана Зенина в журнале EVENT.RU №6 (декабрь) 2014

 

Иван Зенин – один из ключевых продакшен-менеджеров компании «Гильдия мастеров». Работает в шоу-производстве с 1997 года. За это время провел невероятное количество самых разных проектов: от открытия модных событий (Avrora Fashion Week, открытие бутиков Bosco, Topaza, Pella) до всевозможных фестивалей и шоу-программ зарубежных поп-звезд (в том числе Massive Attack, Fun LovinCriminals, Jethro Tull, Asian Dub Foundation, Franz Ferdinand, De Phazz, Napalm Death, Manu Chao, Einsturzende Neubauten, тур группы Brainstorm и др.). Является техническим продюсером фестиваля классической музыки «Ночь музыки».

 

-         Ваня, ты специалист-практик. В своем профессиональном резюме ты называешься продакшен-менеджер, технический директор, иногда даже технический продюсер. Ты совмещаешь все эти три специальности в одном лице? Как определиться заказчику, какой специалист ему необходим на проекте, и не запутаться в терминологии?

 

-         Все предельно просто. Переведи с английского языка production manager – и ты получишь технического директора. Эта индустрия, бизнес, о котором мы с тобой говорим, пришел  к нам из Европы, и названия должностей англоязычные. Среди своих коллег и партнеров я – продакшен. А для заказчиков – технический директор. Это просто терминология, названия, не более. Технический продюсер… можно, наверное, так сказать, если я не просто работаю по райдеру, а создаю техническую разработку проекта, меня называют техническим продюсером. Вот у меня есть регулярный проект, «Ночь музыки» в Гатчине, где я создал всю техническую концепцию (вид сцены, количество и вариации света, специальные эффекты, экраны, логистика и т.д.). Кто я тут? Технический продюсер. Но, еще раз повторю, это просто терминология, она не важна.

 

-         Сейчас современное шоу невозможно представить без качественного технического обеспечения. Кажется, что аппаратура и всевозможные девайсы/приемы создают свой сценарий, в который вписаны живые люди-исполнители. Техника выходит на первый план, техника все определяет. Ты согласен?

 

-         Нет, не совсем так. Всегда есть режиссер, постановщик, координатор, продюсер, как хочешь назови. Режиссер и техническая команда. Это сцепка. Роль команды – представить идею режиссера, обеспечить реализацию идеи, замысла, найти решение для воплощения режиссерской фантазии. Просто так техники не бывает. Идея и режиссура должна быть всегда. Даже в мультимедиа-шоу, в самых «технических проектах» «железо» просто так стоять на сцене не может. Техника – средство. Ну и еще, техника – это условие игры, инструмент. Хорошо, если играет виртуоз, как минимум  – профессионал.

 

-         Чтобы сделать хороший современный шоу-проект всегда нужно большое количество техники?

 

-         Конечно, нет. Не всегда шоу делает техника. Можно поставить минимум оборудования, но это оборудование так правильно преподнесет артиста, а артист так почувствует техническую подачу, что получится прекрасное актерское шоу. Классный концерт сегодня – тоже шоу. Но главное в концерте – кто, а не что на сцене.

 

-         А большое количество техники на площадке – всегда залог зрелища и развлечения?

 

-         Большое количество техники на площадке бывает либо оправданным, либо нет. Пойми, просто так привезти груду «железа» и поставить «чтобы было», потому что заплатили, - это глупо, даже ущербно. Если есть люди, которые умеют с этим «железом» работать, есть режиссерская идея, то дело не в количестве оборудования, а в его качестве. Техника и человеческий фактор – одно целое.

 

-         По-твоему получается, что зрелище всегда содержит некий смысловой посыл, идею. И техника служит этой идее, этому смыслу… в большей или меньшей степени. Она ничего и никого не оттесняет. Не должна.

 

-          Не совсем так. Шоу не может обойтись без режиссера. Он собирает шоу. Но это вовсе не значит, что качество шоу зависимо от некоего глубокомыслия, что шоу посягает на серьезные философские смыслы…конечно, нет. Шоу разные. Они способны по-разному настраивать зрителей. Если должна прозвучать классическая музыка – настроение одно: люди пришли слушать музыку, это вполне серьезное занятие, и оно требует глубины постижения что ли… тут все эффекты шоу работают на музыку, служат ей, оформляют и сопровождают. Техника в данном случае подсказывает пути восприятия. Но если люди пришли на «Ночь света», например, они ничего не хотят более, чем восхититься впечатлениями от увиденных спецэффектов. Они любуются, они удивляются, они восхищаются. Они не хотят никакой философии, они просто отдыхают. И это прекрасный отдых. Если получается создать такое зрелище для людей и им хочется снова побывать на празднике – замечательно. Значит, оценили мою работу.

 

-         Многие наши спикеры говорят о том, что сейчас большинство технических специалистов на масштабные проекты «арендуются» из заграницы. Это означает, что в России не хватает профессионалов?

 

-         Кто это говорит?! Специалисты из заграницы привлекаются в случае, если: а) едет зарубежная группа со своим техническим менеджментом (звукорежиссеры, техники, художники по свету и т.д.), это те люди, которые наизусть знают все шоу, но работают они все равно на предоставленном здесь «железе», только грандиозные шоу типа U2, Rolling Stones и т.п. возят все оборудование и команду с собой; б) на масштабных интернациональных проектах, как в случае с Олимпиадой, есть приглашенный режиссер, и он привозит свою команду, это те люди, которые с ним работали, которые его знают и те, с кем комфортно ему. Но это единичные случаи. Я тебя уверяю, у нас сейчас очень сильная база технических специалистов.

Я могу привести другой пример: мои партнеры, компания SOLARIS Video, все чаще ездят в страны Балтии со своим оборудованием и со своими специалистами. Такого уровня оборудования, как у них, там просто нет, заказать это в России дешевле, чем в Германии, а качество совсем не уступает. Да и вообще, что касается технического оборудования, то в Москве и Петербурге есть практически все.

 

-          Ты работаешь в компании «Гильдия мастеров», она известна как одна из крупнейших в Северо-Западном регионе по прокату оборудования. Тем не менее в твоей профессии больше работают с людьми, а не с брендами. По-твоему, каково будущее у прокатных компаний?

 

-         Хорошее будущее. Да, заказчики предпочитают работать с людьми, а не с брендами, но профессионалы предпочитают работать на бренд. Да и заказчикам проще с крупными компаниями. Проверенная репутация, отлаженный документооборот и множество других более комфортных для заказчика вещей.

 

-          Что для тебя означает быть профессионалом в отношениях с заказчиком?

 

-         По большому счету заказчик должен поставить задачу, заплатить деньги и наслаждаться результатом. Он может быть уверен, что все будет так, как он хочет, что мы решим все проблемы и предусмотрим все нюансы. Если заказчику будет комфортно с точки зрения ценообразования и качества работ, он не будет искать другого подрядчика.

 

-         В чем ты видишь самые большие сложности в работе с заказчиком? Ты как профессионал с каким недопониманием или с какими проблемами сталкиваешься чаще всего?

 

-         Заказчики разные. Если я должен выполнить райдер для фестиваля или для артиста – это одно. Там все четко и понятно. Если  я работаю на проекте event-агентства - это другое. И здесь самая большая трудность в работе – найти взаимопонимание. Менеджеры event-агентства обязаны советоваться с продакшеном относительно того, что им нужно на сцене и как это будет выглядеть. Потому что иначе ситуации могут быть катастрофическими. На сцене могут оказаться «живые» и танцевальные коллективы вперемежку, все это может происходить на сценическом пространстве три на четыре с бэклайном для приглашенной звезды в конце вечера (как правило, бэклайн уже настроен для этой звезды и саундчек тоже уже сделан). К сожалению, не всегда менеджеры считают необходимым слушать пожелания или советы технических специалистов. И возникают коллапсы. Сценарный план должен быть всегда согласован с продакшеном заранее. И надо уметь слушать друг друга.

А самое принципиальное состоит в том, что все понимают: техника нужна, но мало кто понимает, зачем она нужна. Заказчики экономят в первую очередь на техническом оформлении. Это, конечно, неправильно. Ведь если артистов плохо слышно или плохо видно – весь смысл шоу теряется. И тут уж даже не до эффектов.

 

-         Как тебе кажется, для человека с такой специальностью, как у тебя, проще работать с артистами и готовым райдером (пусть даже огромным) или с заказчиком, где все ждут от тебя предложений по оформлению? В чем сложность и нюансы одного и другого?

 

-          Сложно сказать. Наша работа – это всегда диалог и работа на исполнение задачи. Есть райдер для больших, средних и малых площадок. И если есть необходимость, технический директор артиста утрясает с продакшеном какие-то детали. То же самое фестивали. Stereoleto, «Усадьба Jazz» - это качественные проекты, и работать на них – кайф.

Что касается технического оформления шоу, то, если есть свобода для творчества, я, конечно, буду вникать, погружаться, «вестись», фантазировать. Это очень увлекательно. Но свобода для творчества в моем случае должна быть осознана в рамках бюджета. Поэтому люди моей специальности – реалисты, которые умеют делать свое дело, а не витать в облаках.

 

-          Какие шоу-проекты тебе запомнилось за прошедший год?  

 

-         Год назад я ездил на «Ночь музыки» в Вену. Я делаю аналогичный проект и хотел понять, как делают австрийцы. У нас совершенно разная специфика. Мое шоу на воде, у них – на земле. Я хотел приехать туда и как зритель, со стороны посмотреть, «сделать себе мнение», как говорят в Одессе. В чем-то, конечно, с них стоит брать пример. У них на сцене стоят большие экраны, которые транслируют сценическую картинку, и в какой-то момент я понял, что выпускающий режиссер знает наизусть музыкальную партитуру. В нужный момент зрители видели инструменты в определенных ракурсах. Соло в оркестре переходило в соло видеоряда. Это был эффект такого сочетания музыки и картинки, которого мне не хватало. Я вернулся домой и сказал нашему спецу, который отвечает за всю видеосъемку: я хочу, чтобы наш выпускающий режиссер знал все, что происходит на сцене. Может это и не так заметно зрителю, но это фишки шоу. А хорошие фишки – это знак качества.

 

-         Как ты считаешь, как бы ты мог приумножить свой профессиональный опыт? Поработать с каким-то известным режиссером или на каком-то проекте?

 

-          Поработать в Европе. Я бы хотел. Потому что там все началось. Там истоки нашей профессии. Все, что мы сейчас делаем, делается по опыту, полученному от западных коллег. Мы работаем на западном оборудовании, нас инструктируют западные приглашенные специалисты. Я работал с западными агентствами и продюсерами. И я понимаю, что у нас есть различия в подходах, например. Мне интересен европейский стиль работы и то, как у них «заточены мозги», выстроены рабочие акценты и нюансы. Мне интересно то, чего я не могу узнать о них на расстоянии.

 

-          А на каких проектах в Европе ты бы хотел поработать?

 

-         Оупен-эйры и крупные корпоративные event. Live я очень люблю, а на корпоративах я съел собаку за 17 лет! Интересно, может, там существует совершенно другая организация корпоративных праздников, другой подход, и я узнаю что-то.

 

-         Ваня, наш номер выйдет в преддверии Нового года, что бы ты хотел пожелать своим коллегам по специальности?

 

-         Побольше работы. В сфере последних геополитических событий развлекать людей может быть не на что. А люди привыкли работать и отдыхать. Шоу – это отдых, впечатления, эмоции. Поэтому коллегам я желаю плодотворной и качественной работы, которую мы любим.

 

Автор: Мария Кириллова

 

 

 

 

 

 



© 2017 Гильдия мастеров